Задающих неудобные вопросы юристов и адвокатов отключают от судебного процесса – эксперт

Конституционный совет принял решение по обращению Президента РК Токаева о проверке на соответствие Конституции закона по вопросам адвокатской деятельности и юридической помощи. Свое мнение по данному решению высказал адвокат Алматинской городской коллегии адвокатов Серик Айтбаев, сообщает zakon.kz.

– Серик Молда-Ахметович, как вы в целом расцениваете решение Конституционного совета?

– Глава государства Касым-Жомарт Токаев действительно обратился в Конституционный совет с просьбой проверить на соответствие Конституции закона “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам адвокатской деятельности и юридической помощи”. При проверке Конституционный совет выявил недостаточную четкость изложения и несогласованность отдельных положений закона со смежными нормами, что может привести к их неоднозначному пониманию и ненадлежащему применению.

В частности, признано недопустимым установление исключений из обязанности хранить тайну юридического консультанта подзаконными нормативными правовыми актами. Должны ли юридические консультанты хранить профессиональную тайну или здесь могут быть исключения?

Конституционный Совет полагает, что тайна юридического консультанта является профессиональной тайной и направлена на обеспечение конституционных прав каждого на неприкосновенность достоинства, частной жизни, личную и семейную тайну и другие. Я с этим согласен.

Однако помимо внесения соответствующих изменений в профильный закон, необходимо внести изменения и в УПК. Сейчас такой правовой иммунитет только у адвокатов, на юридических консультантов он не распространяется.

– Конституционный совет также отметил невозможность четкого установления процедуры лишения адвоката лицензии, и прекращения его членства в коллегии адвокатов, в том числе по итогам аттестации. С этим вы тоже согласны?

– Да, конечно, и вот почему. По закону и законопроекту лишение лицензии на занятие адвокатской деятельностью может осуществляться в судебном порядке по иску Министерства юстиции ввиду непрохождения аттестации, так и во внесудебном порядке, если адвокат не сможет исполнять свои профессиональные обязанности из-за недостаточной квалификации.

Во втором случае не предусматривается процедура аттестации. Поэтому Конституционный совет обратил внимание на невозможность четко установить процедуру лишения лицензии и последовательность указанных действий. Не согласиться с этим трудно.

– По мнению Конституционного совета, поправки по различным видам юридической помощи, которую оказывают адвокаты, не согласованы. К примеру, в профильном законе исключена выдача справок по правовым вопросам, хотя осужденные имеют право получать такие документы…

– Все предусмотреть невозможно, но в этом случае такое замечание, по моему мнению, малозначительно для такого органа, как Конституционный совет.

В соответствии со статьей 10 Уголовно-исполнительного кодекса осужденные имеют право получать квалифицированную юридическую помощь, как-то, консультации, справки, составление документов правового характера и другое. Поэтому, думаю, если осужденный попросит, например, правовое заключение, то ему вряд ли откажут, ссылаясь на отсутствие такой формы документа в профильном законе.

– Судя по тому, что Конституционный совет критически оценил положения закона о создании республиканской коллегии юридических консультантов, нет необходимости в такой некоммерческой организации?

– На мой взгляд, республиканская коллегия юридических консультантов все-таки необходима в рамках нашего фактически небольшого государства. Сегодня некоторые юридические консультанты, исключенные из одной консультации, могут быстро вступить в другую. Также порядок наложения взысканий на членов палаты юридических консультантов, их снятия и обжалования определяется уставом и правилами каждой палаты в отдельности.

Конечно, с моим мнением могут не согласиться члены действующих юридических консультаций, но, как показала практика, создание единой республиканской коллегии адвокатов, республиканской палаты частных судебных исполнителей, республиканской нотариальной палаты не создало условий для нарушения равенства среди представителей одной сферы деятельности.

– В законе об адвокатской деятельности выявлены внутренние противоречия касательно правового регулирования оказания юридической помощи. Одни вопросы могут регламентироваться только законами, другие – нормативными правовыми актами меньшей юридической силы, на что и указал Конституционный совет. Отражается ли это на вашей адвокатской практике?

– Конечно. Например, согласно профильному закону, адвокатское делопроизводство, иные связанные с ним материалы и документы, а также имущество адвоката, в том числе средства мобильной связи, аудиоаппаратура, компьютерная техника не подлежат досмотру, осмотру, выемке, изъятию и проверке, кроме случаев, предусмотренных законами.

Но на практике бывает, адвокатов заставляют сдавать телефоны на КПП при УВД, ссылаясь на какие-то свои внутренние приказы. Или, допустим, в СИЗО досматривают все вещи адвоката, запрещают нам проносить компьютеры, а следователю разрешается, для этого ему просто надо написать заявление на имя руководителя ИВС. Также некоторые сотрудники могут ходить и с телефонами. Вот такие у нас подзаконные акты.

– Для устранения правовых коллизий Конституционный совет обратил внимание законодателя на необходимость принятия дополнительных законотворческих мер. Как вы считаете, что именно необходимо принять в первую очередь?

– Необходимо усилить гарантии адвокатской деятельности как в ходе следствия, так в суде. Необходимо еще раз закрепить принцип беспристрастного и объективного правосудия, действительно наделить участников судебного процесса равными правами. Исключить любое процессуальное или дисциплинарное воздействие на судей.

Не надо бояться независимого правосудия и адвокатуры. Только так мы уменьшим уровень коррупции и быстрее станем конкурентоспособным государством.

– Может ли сегодня каждый, кто попал в орбиту судопроизводства, рассчитывать на профессиональную помощь высококвалифицированных юристов?

– В нашей стране очень много высококвалифицированных юристов, но, к сожалению, граждане зачастую поздно обращаются за правовой помощью и во многих случаях пытаются решить свои правовые проблемы бесплатно за счет интернета или вовсе не обращаются. Потом, проиграв судебный процесс, идут за профессиональной помощью и ждут чуда от нанятого юриста, которое, однако, происходит редко. В итоге складывается плохое впечатление о юристах и системе правосудия.

В этой связи считаю необходимо более широко развивать услуги про-боно за счет общественных фондов и благотворительных организаций, акций типа “Народный юрист” и так далее.

– Серик Молда-Ахметович, какие, по-вашему, условия необходимо создать, чтобы обеспечить эффективность деятельности адвокатов и юристов.

– В первую очередь это открытость и доступность судебных процессов. И раньше, несмотря на формально открытые процессы, было трудно попасть посторонним людям, а сейчас, в эпоху онлайн процессов, стало еще сложнее.

Юристов и адвокатов, которые задают неудобные вопросы, просто отключают от судебного процесса. Часто не допускают к судебным слушаниям и журналистов.

Также нам запрещено распространять видеозаписи формально открытых судебных заседаний. Этого не должно быть. Только открытые и доступные судебные слушания по-настоящему помогут человеку выбрать себе достойного и профессионального адвоката и юриста. А юрист и адвокат, видя перед собой слушателей, будут только рады развивать свое ораторское искусство и профессиональные навыки.

Торгын Нурсеитова