Полковник запаса КНБ рассказал, почему к алматинскому стрелку не применялись силовые меры

Руководитель РОО “Контртеррористический комитет”, полковник запаса КНБ Аманжол Уразбаев считает, что неприменение силовых мер и неиспользование снайперов в отношении алматинского стрелка оправдано, так как его действия не несли явную угрозу жизни окружающим, сообщает. zakon.kz

– Аманжол Зейноллаевич, как бы вы оценили трагическое событие, произошедшее в жилом комплексе “Бухар-Жырау Тауэрс” в Алматы? Есть ли здесь признаки теракта?

– Инцидент со стрельбой в Алматы, на мой взгляд, это действия психически неуравновешенного человека. Весна и осень – период же обострения, поэтому здесь, можно сказать, хоть и неординарный, но рядовой случай, который, к сожалению, может произойти в любое время с психически неадекватными людьми.

– Но у него же было оружие.

– Думаю, полиция даст разъяснение, как к нему попало оружие, но здесь тоже ничего сложного, если человек в свое время зарегистрировался, прошел все медкомиссии. Есть вероятность, что каким-то образом приобрел справку о психическом состоянии.

– Как вы оцениваете действия полицейских в данной ситуации?

– Считаю, что полиция в целом действовала правильно. Главной задачей было не допустить новых жертв, поэтому в первую очередь выставляется оцепление и идет эвакуация жителей.

Затем группа переговорщиков, по возможности с привлечением близких или родных, пытается уговорить сдаться подозреваемого. На это может уйти сколько угодно времени, от нескольких часов до нескольких дней.

– Почему, по вашему мнению, в данном инциденте не был задействован спецназ?

– Силовые меры в данном случае также оправданно не применялись, тем более, использование снайперов, так как его действия не несли явную угрозу жизни окружающим.

Он же, например, не собирался убивать охранника, а прострелил ему ногу, хотя мог добить безоружного человека. В течение переговоров он не выдвигал никаких экстраординарных требований, типа доставьте сюда жену или кого-то еще, что так же говорит об отсутствии у него намерений усугубить ситуацию.

– Можно ли было спасти его, обезопасить, чтобы он не выпрыгнул из окна, не закончил жизнь суицидом? Разве нельзя было в ходе переговоров предположить, что он может выброситься?

– То, что он решил покончить жизнь самоубийством, это его решение и никакой вины полиции в том, что они не предусмотрели его падение из окна 17 этажа, я не вижу.

Единственно, чтобы предотвратить подобные трагедии, на мой взгляд, надо жестко спросить с участкового, которому, наверняка, поступала информация о его предыдущей выходке со стрельбой в подъезде. А если соседи не сообщали об этом, то как о таких проступках может узнать полиция и принять меры?

Больше всего, к огромному сожалению, в данной ситуации обнажилось наше равнодушие. Десятки и сотни преступлений можно предотвратить, если каждый из нас проявит гражданскую позицию. Не пройдет мимо готовящегося или происходящего преступления, сообщит о своих подозрениях компетентным органам. Но, увы… А ведь никто из нас и наших близких не застрахован, промолчав сегодня, не оказаться завтра жертвой.

24 апреля неизвестный мужчина выстрелил в охранника ЖК Бухар-Жырау Тауэрс. Затем он поднялся к себе в квартиру на 17 этаже. Прибывшие полицейские несколько часов пытались вести с ним переговоры, но безуспешно: мужчина отстреливался, стрелял в сторону лестничной площадки. Кончился этот инцидент тем, что стрелок выбросился из окна и погиб на месте падения. Охранник доставлен в больницу.

Торгын Нурсеитова