Обострение водной проблемы может привести к конфликтам в Центральной Азии – эксперт

Демографический рост в Центральной Азии неизбежно увеличит потребность в воде на 40 процентов. В интервью zakon.kz эксперт Центрально-Азиатского корпуса развития, кандидат политических наук Мурат Тулеев высказал опасения, что такая ситуация может послужить катализатором межгосударственных конфликтов, что требует от руководителей центрально-азиатских государств политической воли для справедливого решения водно-энергетических проблем.

– Мурат Сергазиевич, хотелось бы узнать ваше мнение как исследователя региональной безопасности стран Центральной Азии, насколько водные ресурсы могут создать проблемы для государств данного региона?

– Население Центральной Азии стремительно растет, а количество воды для людей и для орошения новых земель, кото­рые важны для производства продовольствия, остаются неизменными. Условия жизни людей, будущее развитие региона во многом определяются наличием чистой питьевой воды. Изменение баланса водных ресурсов из-за глобального потепления вызывает уменьшение водных ресурсов региона, который сам по себе не относится к влагоизбыточным регионам.

Данная тенденция наиболее опасна для геопо­литической ситуации в Центральной Азии, так как ухудшение качества и сокращения коли­чества водных ресурсов представляет угрозу экономическому потенциалу региона, ведь вода используется во всех отраслях хозяйственной деятельности человека.

– Каким образом распределены водные ресурсы региона и из чего они состоят?

– Климатические условия региона относятся к континентальному, что говорит о неполном обеспечении влагой территории, кроме горных районов. Как известно, основные источ­ники водных ресурсов Центральной Азии зависят от горных систем, находящихся частично на территории стран Центральной Азии и сопредельных регионов. Горные системы – ледники Тянь-Шаня, Алтая, Памира играют основную роль в обеспечении и поддержании баланса водных ресурсов в Центральной Азии.

Что касается вашего вопроса, то хочу отметить, что водные ресурсы Центральной Азии распре­делены неравномерно. К примеру, Казахстан, Туркменистан и Узбекистан относятся к странам с недоста­точными водными ресурсами, тогда как Кыргыз­стан и Таджикистан – с достаточными.

– Из чего формируются водные ресурсы Казахстана?

– Водные ресурсы в нашей стране во многом формируются за счет возможностей сопредельных государств, а более 50 процентов всего стока водных ресурсов Казахстана образуется за пределами страны. Крупнейшие реки Казахстана – Иртыш, Сырдарья и Или берут начало и протекают частью на территории других государств.

– Какие в основном факторы угроз из-за водных ресурсов могут возникнуть в перспективе?

– Специалисты обращают пристальное внимание на тревожные изме­нения климатических условий Центрально-азиатского региона в сторону еще большего иссушения климата. Интен­сивное потепление климата отмечается во всей Центральной Азии и перспективная оценка водных ресурсов региона с учетом изменения климата оставляет желать лучшего.

Потепление в высокогорных районах Па­мира, Тянь-Шаня, Алтая, Заилийского Алатау и других горных систем региона в целом отражают существующие региональные и глобальные тенденции. Ледни­ковые запасы, сосредоточенные в горных районах Центральной Азии, являются главным резервом питания рек и важным источником чистой пресной воды. Исследования за последние годы показывают, что запасы льда в горах также сокращаются. Этот процесс еще раз объективно пока­зывает степень угрозы современному балансу всей системы водных ресурсов Центральной Азии.

– Имеются ли противоречия между странами Центральной Азии в вопросах использования воды в нашем регионе?

– Ограниченные водные ресурсы региона, в особенности из-за того, что бассейны рек Центральной Азии расположены на территории нескольких государств, являются одним из факторов конкуренции в условиях социального и экономического развития этих стран. Ведь существующие национальные интересы отдельных государств региона различаются ввиду разных экономических, политических и социальных интересов.

Следует отметить, что имеется потенциальная вероятность конфликтов в Центральной Азии по поводу количественного распределения и качества воды, получаемой странами, расположенными в верхнем и нижнем течениях речных бассейнов. Такой вероятности исключать нельзя.

Основной фактор противоречия составляет принцип использования водных ресурсов Центральной Азии. Орошение или гидроэнергетика? Что главнее и эффективнее из этих направлений для экономик этих стран региона? Вот в чем проблема.

– А экологические последствия?

– Дефицит водных ресурсов и экологические последствия негативного влия­ния на их состояние от хозяйственной дея­тельности являются важной угрозой для стран Центральной Азии. По мере интенсификации водопользования, водная проблема будет нарастать все больше и как экологическая.

Экологические проблемы вывели вопрос о воде в повестку межгосударственных отношений, сделали ее предметом пристального международного внимания. Если ранее для нас символом экологического бедствия была проблема Аральского моря, то уже сегодня реки Урал и Или мелеют, загрязняется и снижается сток реки Иртыш. Проблемы озера Балхаш тоже сейчас на слуху…

– Многие исследователи пытаются спрогнозировать сценарии развития водопользования на десятилетия вперед. Каков ваш прогноз?

– В этих расчетах, как правило, за основу принимаются две устойчивые тенденции – рост численности населения и потепление климата. Прогнозы неутешительны. К 2050 году число жителей планеты достигнет примерно восемь миллиардов человек, а уже через четверть века две трети населения будет проживать в регионах, ощущающих заметную нехватку водных ресурсов. В их число, безусловно, входит и Центральная Азия.

Учитывая такие серьезные различия между странами, региональный подход безопасности водных ресурсов в перспективе имеет первостепенное значение и требует взвешенности в развитии межгосударственных отношений от всех государств региона.

– Каковы механизмы решения трансграничных проблем?

Ряд аналитиков считают, что в долгосрочной перспективе проблема водопользования в Центрально-азиатском регионе лишь обострится из-за высокого прироста населения. По оценкам специалистов, демографический рост в Центральной Азии неизбежно увеличит потребность в воде в предстоящие двадцать лет на 40 процента. Такая ситуация может послужить катализатором межгосударственных конфликтов, что требует от руководителей центрально-азиатских государств политической воли для справедливого решения водно-энергетических проблем.

Существующие на сегодня механизмы решения трансграничных проблем не снимают их остроты. Мы не должны допустить, что из за проблем воды могут образоваться две антагонистические между собой группы – стран. Это страны, контролирующие водные ресурсы и страны, зависимые от поступления воды, что в свою очередь только усилит конфронтацию на основе водопользования.

Вы знаете пути решения этих острых проблем? В чем они заключаются?

– В регионе, расположенном в географически пустынных зонах, тема воды напрямую связана с безопасностью всех стран Центральной Азии и воспринимается, как правило, болезненно. Противоречия по поводу ограниченных водных ресурсов и несогласованность действий в отношении их использования, возможно, смогут в перспективе спровоцировать конфликты между странами Центральной Азии.

Поэтому необходимо активное региональное взаимодействие всех стран в области водопользования и энергетики. На мой взгляд, урегулирование спорных вопросов путем переговоров с целью достижения взаимовыгодных соглашений является единственно возможным подходом.

Торгын Нурсеитова