Марина Никулина: Кого считали слабыми, оказались сильнее

«Самые добрые, искренние и жизнерадостные люди», – именно так учитель истории Марина Никулина рассказывает о ребятах, детство которых крадет онкология. Марина обучает детей с особыми образовательными потребностями, которые находятся на лечении в Центре детской онкологии при АО «Казахский научно-исследовательский институт онкологии и радиологии» и в отделениях онкологии и гематологии при «Научном центре педиатрии и детской хирургии». Педагог с одиннадцатилетним стажем в рамках цикла «Инклюзия» рассказала порталу zakon.kz о самом сложном и самом позитивном в обучении онкобольных детей.

Я из династии учителей, продолжаю дело своей бабушки и мамы и горжусь этим. Это и призвание, и потребность.

Когда я пришла сюда впервые, то сразу втянулась в работу, мне нравится не только обучать детей своему предмету, но и стараться найти индивидуальный подход к каждому ребенку, проникнуться душой, поддержать словом. Ежедневно вселять надежду, что все будет хорошо.

Я понимаю, что к этому нельзя привыкнуть, но как-то спустя годы адаптировалась и уже не обращаю внимания ни на шрамы, ни на ампутации, ни на что-то еще. С детьми общаюсь, как с обычными учениками, не заостряя внимания на их смертельных диагнозах. Приходя на работу, закрываю дверь и оставляю за ней свои личные проблемы. Окунаюсь в эту атмосферу и уже, может быть, не вижу этих стен, капельниц, печали. У меня есть дело. Я работаю для самого важного – чтобы через год, два, пять или десять лет позвонил мой бывший ученик и сказал, что он жив и здоров!

Мне помогают понимание и поддержка моих родных и друзей, это дает силы верить и надеяться на лучшее. Еще мне нравится, что дети позитивно настроены на будущее. Многие хотят быть тоже либо педагогами, либо врачами, а также изъявляют желание стать волонтерами, особенно об этом говорят те, кто учится в начальной школе.

В первое время, конечно, очень переживала за каждого ребенка и до сих пор переживаю, не без этого. Но я себе дала установку, что они должны обязательно выздороветь и выйти из стен больницы абсолютно здоровыми и без больших пробелов в знаниях.

Все дети разные, но они все добрые, ласковые, спокойные. За годы своей работы капризных, а тем более истеричных детей я не встречала. Эти ребятишки более стойкие. Они знают, что нужно терпеть боль, привыкли не раскисать. Ежедневно они видят своих мам, которые борются вместе с ними сквозь слезы и страх, но не оставляют надежды.

Малыши в силу возраста не осознают всю тяжесть своего заболевания (лечение проходят совсем маленькие дети и до 16-летнего возраста). Ребята постарше, конечно, все понимают про свою болезнь и, к сожалению, знают, чем это может закончиться. Они будто знают про жизнь больше меня, хотя я в три раза старше. Но тут не в возрасте дело, и не в количестве прочитанных книг. Человек, проходящий серьезное испытание, тот, что, свесившись с подоконника жизни, заглядывал в бездну, чувствует глубже, видит ярче, слышит сердцем.

Безусловно, самым мощным лекарством является вера и поддержка близких, друзей, врачей и, конечно же, нас, педагогов.

Учебно-воспитательный процесс в отделении полностью налажен. С каждым ребенком мы занимаемся индивидуально, и врачи нам очень помогают. Мы приглашаем детей на занятия, они отвлекаются от болезненных процедур и грустных мыслей. Занятия проводятся на казахском и русском языках в классной комнате, где дети могут почувствовать себя обычными учениками, а не пациентами больницы.

Учителя готовятся к уроку с каждым подопечным в отдельности: карточки, раскраски, познавательные задания, интересные тексты, облегченные и в то же время емкие по содержанию упражнения, тестовые материалы. В кабинете есть учебники по всем предметам и параллелям классов, дополнительная литература. Если ребенок после тяжелых процедур или операции, но врачи разрешают ему учиться, то педагоги занимаются с ним в палате, стараясь не только дать знания, но и поднять настроение. Весь режим пребывания ребенка в отделении направлен на его выздоровление.

Команда учителей слаженная и дружная, с большим опытом работы. Вместе с врачами, медперсоналом и, конечно же, моими друзьями – неравнодушными жителями нашего города – поддерживаем детей и их родителей в этой борьбе, стараемся скрасить их нелегкие будни и порадовать. Замечательные люди помогают, стремятся сделать что-то полезное и радостное для этих детишек. По первому зову приходят на помощь: дарят детям игры, книги, игрушки, школьные принадлежности, приносят фрукты, одежду.

Мы вместе организовываем концерты, выступления артистов, дрессировщиков с животными, накрываем столы с любимыми блюдами, готовим подарки. Все для того, чтобы больница (некоторые находятся в ней и три месяца, и полгода, а это огромные сроки для детей!) не ассоциировалась все время с болью, печалью и безысходностью. На любых мероприятиях дети улыбаются, радуются, забывают про боль.

Лечение некоторые дети проходят очень тяжело. Это химио- и выматывающая лучевая терапия, которые приводят к потере волос, ресничек, операции с тяжелыми последствиями, ампутации и многое другое. Но, несмотря ни на что, наши дети умеют улыбаться. Они очень хотят жить, учиться, общаться, умеют мечтать о будущем, строить планы. Это их жизнь, их детство – в больничных стенах.

Тем, кто сильно переживает из-за потери волос, я говорю: считай, что волосы уходят не просто так – их забирают в обмен на надежду. Надежду на новую жизнь. Сбривают старую жизнь, вместе с диагнозами. Чтобы отросла новая. Медленно, по сантиметру в месяц…

Самое сложное в моей работе – это терять своих учеников. Сложнее и страшнее в этой работе ничего нет. Привыкнуть к этому невозможно, но уйти из отделения также нельзя: нас ждут другие дети, которым мы нужны, которые хотят учиться.

Я не только учитель, но и друг для этих детей. Это мои дети, я очень люблю их, и уже без них не могу. А они в свою очередь, наверное, не могут без меня. Все фотографии, наши уроки и общение – все бережно храню в своей памяти.

К счастью, историй с хэппи-эндом много. Хочу рассказать об одном мальчике, которого зовут Никита. Он – большой молодец, справился с коварной болезнью и теперь в полной мере наслаждается детством.

Никита проходил лечение целый год, он поступил в больницу в десятилетнем возрасте. Теперь мальчик полностью здоров, живет дома, ходит в школу, общается со сверстниками во дворе, делает все то, что и обычные ребята. Я думаю, у детей происходит все проще, они стараются не зацикливаться на негативных моментах. Надеюсь, что Никита и сотни других деток забыли дни, проведенные в больнице.

Самыми сильными в этой всеобщей повсеместной изоляции, связанной с пандемией, карантином, оказались наши пациенты из онкоцентров и другие тяжелобольные дети. Им не нужно «привыкать» к этому, сокрушаться о потерянных социальных связях, прогулках, семейных «шашлычках» на природе и других привычных для многих радостях повседневности. Не чудо ли?! Кого считали слабыми и несчастными, оказались сильнее здоровых.

Они-то знают об изоляции гораздо больше. Дети, когда начинают сильно болеть, становятся взрослее. Находят возможность жить и радоваться жизни. Не сразу. Не с облачной легкостью. Чаще с помощью близких. Они научились видеть главное в каждом дне жизни. Знают, что ценно, а что нет.
Видят лучше людей, сильнее ощущают тепло самых близких.

Может, через карантин и изоляцию придет и большее понимание наших детей онкологического отделения.

Мы твердо уверены, что, обучая этих детей, мы познаем многое другое, что скрывает жизнь от остальных, здоровых. Наше обучение взаимное: мы учим их основам наук, они нас, как оловянные солдатики, – выдержке, стойкости, любви, огромному желанию жить, улыбаться сквозь слезы и верить, что «завтра» обязательно наступит!