Эндокринолог: Не удивлюсь, если появится казахстанский штамм КВИ

Сахарный диабет в условиях COVID-19 становится одним из самых тяжелых сопутствующих заболеваний. Каковы затраты на лечение СД, чем опасно заболевание КВИ для диабетиков, какие могут быть осложнения – на эти и другие вопросы zakon.kz попросил ответить главного внештатного эндокринолога Алматы, главного врача Центра диабета Жаная Аканова.

В уходящем месяце по инициативе казахстанской стороны прошло одно очень важное событие – Международный онлайн-симпозиум “Эндокринная патология и COVID-19: интерконтинентальный диалог”, в котором приняли участие известные врачи из стран БРИКС, где у троих – России, Индии, Китая уже есть собственные вакцины против КВИ. По мнению главного врача Центра диабета Жаная Аканова, в Казахстане растет количество пациентов с сахарным диабетом и через два-три года их будет уже полмиллиона. В условиях пандемии тандем двух убийц – COVID и СД – может привести к повышенному тромбообразованию и другим осложнениям. К сожалению, у нас до сих пор нет программы профилактики сахарного диабета.

– Жанай Аканович, почему вы собрали известных врачей именно из стран БРИКС?

– Потому что Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка наиболее стремительно развивающиеся экономики мира, что говорит о наличии высокого технологического и информационного потенциала. БРИКС (BRICS) идет от названия стран – Brazil, Russia, India, China, South Africa.

Из этих пяти стран у троих – России, Индии, Китая есть собственные вакцины. А в России даже три варианта. Конечно же, не стоит забывать, что и у нас есть свой вариант вакцины и мы ждем окончания третьей фазы испытаний.

Все это вкупе представляет несомненный взаимный научный интерес. Мы же, Казахстан, как всегда, являемся координаторами, представляя свою площадку для международного диалога.

Надеемся, что интерконтинентальный диалог со странами БРИКС поможет нам всем принять правильный курс в лечении эндокринных патологий в условиях пандемии COVID-19.

– Какова на сегодняшний день ситуация по заболеваемости сахарным диабетом в мире в целом и в Казахстане в частности?

– Прошлый год мы закончили, перешагнув планку в 400 тысяч человек, страдающих сахарным диабетом. Таким образом до условного полумиллиона сограждан остаются какие-то два-три года.

Учитывая, что национальной программы по борьбе с диабетом нет, то мой прогноз – миллион человек к 2030 году вполне реален, так как по данным ВОЗ, количество болеющих каждые пять лет удваивается.

В мире же на сегодняшний день насчитывают свыше 370 миллионов человек с сахарным диабетом.

– Сколько денег уходит в Казахстане на лечение больных сахарным диабетом и достаточно ли этих средств?

– Вы, наверное, знаете, что сейчас мы завершаем 1,5 годичное исследование “Бремя сахарного диабета в Республике Казахстан”. И одним из его основных результатов является то, что мы смогли условно просчитать прямые и непрямые затраты на это заболевание. Получили цифру в 440 миллиардов тенге, то есть свыше миллиарда долларов США. Причем непрямые затраты превышают прямые в два раза. Это значит, что из 100 тенге лишь 30 идет на лечение диабета и его осложнений, а остальные 70 расходуются на социальную поддержку, пенсии, пособия по инвалидности, полную или временную потерю трудоспособности и так далее.

Понятно, что это огромные суммы. И тем более обидно, что программы профилактики сахарного диабета в стране нет. Понимая, что миллион пациентов с сахарным диабетом в Казахстане к 2030 году просто разорят бюджет здравоохранения, я не перестаю удивляться подобной близорукости.

– Много ли больных с сахарным диабетом переболели и болеют сейчас коронавирусной инфекцией?

– В данный момент мы совместно с Республиканским Центром электронного здравоохранения как раз готовим этут статистику для анализа. В целом же КВИ распространяется одинаково в популяции.

Другой вопрос, что эта инфекция у людей с диабетом протекает тяжелее, что, в свою очередь, ухудшает прогноз.

– Какие могут быть осложнения, можете сказать?

– Тандем двух убийц – оба заболевания могут привести к повышенному тромбообразованию: диабет разрушает стенки сосудов, а COVID-19 создает условия для появления тромбов. Чем грозят тромбозы, объяснять, наверное, не нужно.

– Как в целом протекают эндокринные заболевания у пациентов, перенесших КВИ?

– Как мы узнали на прошедшем международном онлайн-симпозиуме от наших коллег из стран БРИКС, практически все органы эндокринной системы поражаются в той или иной степени. Мы уже знаем о риске развития сахарного диабета, аутоиммуного поражения щитовидной железы, надпочечников после перенесенной КВИ.

– Вирус COVID-19 в настоящий момент представлен в нескольких штаммах. Который из них наиболее опасный для больных с сахарным диабетом?

– Наши коллеги из Южной Африки осторожно предполагают, что именно их штамм опаснее.

– Почему осторожно?

– Потому что нужно время для экспертной оценки. Данные, подтвержденные широким кругом исследователей.

Интересно было послушать мнения представителей Бразилии, они вполне серьезно говорили о том, что со временем появятся и другие страновые штаммы этого вируса, которые активно адаптируется для дальнейшей жизни с человечеством.

Поэтому, если завтра объявят, что появился казахстанский штамм, я не буду особо удивлен. Все эти штаммы имеют некоторые различия, но одинаково опасны для людей, страдающих сахарным диабетом.

– Каковы ваши практические рекомендации для тех, у кого к перенесенной коронавирусной инфекции присоединилась эндокринная патология.

– Во-первых, общая рекомендация для всех, перенесших КВИ в средней и тяжелой форме – начинать общую реабилитацию сразу.

Во-вторых, не паниковать! По нашим, пока не уточненным данным, нарушения углеводного обмена могут иметь обратимый характер. Как только мы проанализируем информацию совместно с РЦЭЗ, мы сможем более полно осветить этот аспект.

В-третьих, в основном для женщин имеет смысл проверить свой тиреостатус, то есть проанализировать уровень гормонов щитовидной железы.

– Кстати, на симпозиуме с казахстанской стороны прозвучало, что впервые выявленный диабет на фоне перенесенной вирусной инфекции – частый наш гость. Что это означает?

Это явление впервые было зафиксировано в марте прошлого года в КНР, далее многие исследователи его подтвердили. Это означает, что в процессе болезни запускаются агенты,повреждающие ткани поджелудочной железы, ответственные за выработку инсулина.

– Также упоминался так называемый ковидный диабет. Что это такое и много ли казахстанцев им страдают.

– Ковидный диабет, на мой взгляд, явление транзиторное, то есть временное. Но для того, чтобы однозначно это утверждать, нужны исследования. “Казахстанское общество по изучению диабета” уже приступило к нему. Результаты будут опубликованы.

– Можно ли сказать, что сахарный диабет в условиях COVID-19 становится одним из самых тяжелых сопутствующих заболеваний?

– Все мировые данные, а также мнение наших коллег по интерконтинентальному диалогу подтверждают это.

– Среди какого населения в основном выявляется диабет в Казахстане? Больше среди мужчин или женщин?

– Диабет не выбирает.

– Прогнозируется ли вы увеличение у нас заболеваний СД в ближайшие годы? На сколько процентов и какие факторы на это влияют?

– Рост идет на всей планете и мы не исключение. Да, мы ожидаем прирост в ближайшие годы, а при отсутствии национальной программы по борьбе с диабетом, он безусловен. Как я говорил ранее, количество пациентов удваивается каждые 5-6 лет.

– Ваш совет – можно ли избежать этой коварной болезни и что нужно делать для этого.

– Поддерживать нормальный индекс массы тела, иметь постоянную, даже небольшую физическую нагрузку, придерживаться сбалансированного питания и отказ от вредных для здоровья привычек. Не более того.

– И последнее – как известно, город Алматы перешел в “красную” зону по КВИ и за последние сутки выявлено более 500 случаев. Это тревожный сигнал?

– Я, конечно, не эпидемиолог, но то, что происходит, вызывает лично у меня опасения в том плане, что повторяется трагедия прошлого лета, когда клиники были переполнены, а многие пациенты элементарно погибли без надлежащей медицинской помощи, которую невозможно было оказать по причине отсутствия многих необходимых вещей, от дефицита лекарственных средств до отсутствия кислорода.

Если ситуация действительно идет по пессимистичному сценарию, то готовиться надо максимально быстро. И я бы посоветовал органам власти приготовить достаточные финансовые средства для поддержки МСБ, социально-уязвимого контингента, да и вообще населения Алматы. На случай тотального локдауна.

Торгын Нурсеитова