Что происходит с ценами на нефть?

Тот факт, что в первый торговый день 2021 года цена на нефть марки Brent достигла уровня в $53 за баррель, установив новый ценовой рекорд с марта прошлого года, в очередной раз подтверждает наличие спекулятивной составляющей при формировании стоимости на “черное золото”. Так считает эксперт ИМЭП при Фонде Нурсултана Назарбаева Лидия Пархомчик, передает zakon.kz.

По ее словам, новость о том, что иранские ВМС отконвоировали южнокорейский танкер Hankuk Chemi в порт Бендер-Аббас, вызвала немедленную реакцию у нефтяных трейдеров. Инциденты в Персидском заливе неоднократно приводили к скачкообразному изменению цен на энергоносители.

Поэтому не удивительно, что ситуация с нефтяным танкером всколыхнула котировки нефтяных фьючерсов. Однако гораздо более серьезную тревогу и опасения за будущий баланс спроса и предложения на мировых нефтегазовых рынках вызвал очередной перенос встречи министерского мониторингового комитета ОПЕК+. Появившаяся информация о том, что лидеры нефтяной сделки в лице Саудовской Аравии и России вновь не сошлись во мнениях относительно необходимости наращивать добычу нефти, уже привела к снижению стоимости нефтяного барреля до $50-$51, – отметила эксперт.

Повышать или не повышать…

Еще до назначенного на 4 января 2021 года заседания мониторингового комитета ОПЕК+ стали появляться предположения о том, что Эр-Рияд и ряд других стран-производителей не готовы утвердить повышение объемов добычи на февраль. Логика решений саудовского руководства базируется на том, что появление нового штамма коронавируса и очередные меры по ужесточению национальных карантинов в странах Европы создают неблагоприятные условия для увеличения добычи на 0,5 млн баррелей в сутки.

Саудовская Аравия уже не один раз призывала проводить нефтяную политику более чувствительную к ситуации вокруг пандемии COVID-2019. Однако российские власти не склонны разделять аналогичный уровень осторожности.

На декабрьской встрече ОПЕК+ Россия была вынуждена признать, что единовременное высвобождение дополнительных 2 млн баррелей в сутки с 1 января 2021 года поставило бы под угрозу достигнутые успехи по восстановлению спроса на нефть. Однако при этом Москва заинтересована в том, чтобы ее квоты на производство углеводородов продолжали расти, – пояснила Лидия Пархомчик.

В конце декабря 2020 года вице-премьер Александр Новак объявил, что диапазон цен на нефть в $45-$55 за баррель является оптимальным для российского топливно-энергетического комплекса. Иными словами, обстоятельства на мировых нефтяных рынках складываются вполне удачно для того, чтобы Россия приступила к восстановлению добычи.

Москва не без оснований опасается, что промедление с ростом производства даст шанс конкурентам занять освободившиеся ниши. В целом по итогам 2020 г. российская энергетическая отрасль столкнулась со снижением добычи на 8,4% до 514 млн тонн нефти. В среднем уровень добычи углеводородов в РФ в 2020 г. составил 10,39 млн баррелей в сутки, тогда как в США данный показатель был 11,4 млн баррелей в сутки, – добавила она.

Даже несмотря на не самую благоприятную ситуацию в сланцевой отрасли, уровень добычи нефти в США в 2021 году прогнозируется на отметке в 11,1 млн баррелей в сутки, что будет выше, чем у конкурентов в лице России и Саудовской Аравии. При подобном раскладе желание Москвы снять ограничения на производство углеводородов вполне понятно.

Безусловно, расширение квот способно пошатнуть позиции США на мировых энергетических рынках. Но даже при обновлении новых ценовых максимумов США, скорее всего, останутся в мировых лидерах нефтедобычи. Можно заключить, что начало 2021 г. привнесло очередное изменение баланса рисков для восстановления спроса на нефть. В подобных обстоятельствах страны-члены ОПЕК+ продолжают сталкиваться с проблемами прогнозирования спроса на энергоресурсы в краткосрочной перспективе, – полагает эксперт.

По ее словам, для Казахстана послабление ограничений в рамках сделки ОПЕК+ благоприятно бы отразилось на энергетическом секторе и экономике страны в целом. Опыт добычи прошлых лет наглядно показал уверенный тренд на рост масштабов производства нефти и попутного газа.

Однако факт участия в соглашении ОПЕК+, которое без преувеличений удерживает мировую нефтегазовую отрасль от коллапса, накладывает на РК определенные обязательства. Именно поэтому важно сохранять способность к достижению компромисса в переговорах с партнерами по энергетической сделке, – резюмировала Пархомчик.