Что будет влиять на курс тенге в феврале

Заместитель председателя Нацбанка Алия Молдабекова рассказала, что по мнению регулятора будет влиять на курс тенге к доллару в феврале, передает zakon.kz.

В финрегуляторе уверены, что темпы восстановления мировой экономики напрямую продолжают зависеть от ситуации с коронавирусом. Одна из главных проблем в доступности вакцин: к примеру, Израиль уже провакцинировал одной и более доз вакцин 60% своего населения, Великобритания почти 19%, США более 12%, тогда как в Индии данный показатель значительно ниже, и составляет менее 1%. Ускорение темпов вакцинации и повышение доступности вакцин для развивающихся стран в целях приобретения коллективного иммунитета является необходимым условием для постепенного снятия ограничительных мер.

Ситуация на рынке нефти улучшается, с начала февраля цена на нефть марки Brent выросла с 55,9 до 59,8 долл. США, или почти на 7%. Однако спрос на нефтепродукты восстанавливается медленно, так как до восстановления авиасообщения и автомобильных поездок еще далеко. Поэтому дисциплина по добыче нефти среди стран-участниц ОПЕК+ все еще крайне важна для ценообразования. Некоординированный рост добычи производителями может быстро привести к избытку нефти на фоне слабого восстановления спроса. Поддержку финансовым рынкам продолжает оказывать ультрамягкая политика центробанков. Преждевременное сворачивание стимулов ЦБ или правительствами крупных стран может оказать серьезное влияние на все еще хрупкое восстановление глобальной экономики, – заявила Молдабекова.

Напомним, что Президент Джо Байден и подконтрольный демократам конгресс США продвигают дополнительный фискальный пакет мер в размере 1,9 трлн долларов США. На прошлой неделе законодателями была принята бюджетная резолюция, позволяющая выполнить обещанный план Байдена в ближайшие недели без поддержки республиканцев.

Несмотря на обозначенные риски и сохраняющуюся волатильность, в целом рынки настроены позитивно, и мы наблюдаем рост фондовых индексов и рост цен на нефть с начала февраля. Это способствует увеличению риск-аппетита инвесторов по отношению к валютам и финансовым инструментам развивающихся рынков, – заключила Молдабекова.